Акула
Подписаться на блог Получать на почту

Робинзон, конкурсный рассказ “Акула”

10 листопада 2010

Я бы никогда в жизни не стала писать рассказ про акул и романтическое путешествие. Ничего себе, романтика: все гибнут, кроме единственной парочки; акулы, океан, горючего нет… но мне так нравится блог “Копирайтинг от А до Ю”, (а  трудные задачки и того больше), что  решила поучаствовать в объявленном конкурсе: http://www.blog-kaplunoff.ru/konkursy/156-lrobinzonr-zazhigatelnyj-konkurs-s-prizovym-fondom-v-500-.html

Так появился мой собственный вариант зубодробительного романтизма на обломках вертолета, с главной героиней – бякой и нимфоманкой, которая потом исправляется. Все как положено!

Да, по условию конкурса я обязательно должна разместить информацию о спонсорах, что делаю с огромным удовольствием: спонсоры молодцы, призвовй фонд целых 500$

Платежная система Z-Payment – любые виды платежей для вас и вашего сайта;

Etxt.RU – биржа контента, рерайтинг, копирайтинг, перевод, готовые статьи;

Почтовый сервис UniSender – правильный e-mail маркетинг и рассылка;

Twidium – программа для монетизации вашего Твиттера;

Send2Blog – программа автоматической рассылки новостей.

И так,  дорогие читатели, мой конкурсный рассказ:

Акула

Золотой массивный крестик покачивался на безволосой, отполированной груди Стива. Стив – сплошная загадка! Малаец, но его реально зовут Стив, это не переделанное по европейскому образцу «Саид». И еще – он христианин. Не то правда, не то на зло своей жене Зайтуне (она – правоверная). Хотя, разве правоверная может работать, да еще и на платформе? И быть замужем за христианином? Черт ее разберет, эту малайскую парочку!

Стив  у нас пилот вертолета (по штатному расписанию) и повар – по велению души. Зайтуна – буфетчица. Она всегда в очках  и платке, ни одного волоска не видно. Горе, а не буфетчица. Нет,  чистота у нее в столовой идеальная, но никакой радости  для глаз мужчин нашей платформы. Радость для мужских глаз на платформе – я, Елена Князева. Или Хелен, как называют меня  с легкой руки шефа.

Стив сверкал своим крестом и таскал пакеты и ящики в кабину вертолета. Нормальные команды возят с берега коробки, а мы на берег. Стив регулярно сплавляет недоеденное и недопитое командой: витаминные напитки, мясные консервы, отличный шоколад и много еще чего. Ворюга он, но мы молчим, а при шефе он ни-ни. Команда на платформе  разомлела от жары, солнца, бесконечного безделья и обжорства,  всем начихать на его маленький бизнес. Впрочем, здесь у каждого рыльце в пушку.

– Лена, ты взяла карточки? И паспорт? – ледяным, как вода в проруби, голосом говорит Антон, мой благоверный.

–  Тебе не нравится, что я смотрю на Стива? Ты меня уже к повару ревнуешь? – муж просто покрывается коркой льда и коростой презрения. Я нахально ухмыляюсь и забираюсь в вертолет. Летит по делам Антон,  а я, как всегда, за компанию. Антон без меня ни шагу. Он болен. И я – его “таблетконосец”. Вообще то, он здоров, как бык, если пьет регулярно лекарство и придерживается легкой диеты. Настолько легкой, что никто этого не замечает. На всякий случай, для конспирации, таблетки всегда хранятся у меня (а не у него), в пузырьке с этикеткой от противозачаточного. Кино! Врачей мы тоже смогли обдурить.

Я с трудом усаживаюсь на бугристых коробках, накрытых брезентом. Совсем охамел Стив, в вертолете практически нет места ни мне, ни Антону.

– Может, останешься? Места нет, ты же видишь.

– Не-а, я хочу с вами. –  Боженьки мои, неужели этот нагловатый голос тупой шлюшки – мой?! В этот раз у меня есть дело, мне действительно очень  надо на берег. Дело такое, что я никому не могу его перепоручить. Я боюсь, что муж припрет меня к стенке. Он всегда видел меня насквозь. Но эту  мою тайну я ему не доверю, лучше сдохну, пусть меня акулы лучше сожрут! Втыкаю в уши затычки плеера, делаю максимальную громкость (я умею спать под орущие завывания блатного шансона), вытягиваю ноги  и упираюсь  носками кроссовок в переднее сидение. Закрываю глаза и делаю вид: все, отвалите!

– Тетя Соня, не вертите задом, не вертите задом, вам говорят…

–  Ленка, прыгай, прыгай, идиотка!!!!

– Это не пропеллер, а вы не самолет …-  через дурацкие слова гаваньской песни прорываются вопли Антона и надрывной вой вертолета.  Я открываю глаза и вижу бледное лицо  мужа. Он навис надо мной, упираясь макушкой в иллюминатор и спиной удерживая коробки, которые вот-вот обрушатся на меня. Кабина перекошена, в паре метров от открытого люка волны, мы чуть не зачерпываем бортом воду.

– Прыгай, дура, я больше не могу …

Я всегда безоговорочно доверяла Антону: не это ли меня всю жизнь бесило – что он всегда прав? Вот и сейчас, не раздумывая, и без вопросов, сделала  то, что он приказал: вывалилась спиной из открытого люка. Последнее, что я вижу – трехкилограммовые жестянки со сгущенкой валятся на предплечье Антона, даже сквозь ненормальный рев двигателя, я, кажется, слышу хруст костей…

Плюхаюсь с двухметровой высоты в прохладную воду, быстро выныриваю. Вертолет пролетает над водой еще метров сто, носом вниз, и заваливаясь на бок.  Так же, боком,  вываливается Антон, еще сто метров, и вертолет падает. Стив? Я даже не помню, был ли он в кабине…

Я очень боюсь глубины и воды. Стоит мне представить темную бездну, кишащую тварями, заросли темных водорослей подо мной, как меня охватывает паника. От страха начинаю колотить руками по воде и захлебываться.

– Успокойся и дыши ровно, вдох над водой и выдох под, когда устаешь – ложись на спину, вода тебя удержит, утонуть практически невозможно, запомни! Тонут только от паники, или если привяжут на шею камень!

Это урок Антона. Черт, я даже утонуть не могу спокойно, без его назойливых нравоучений в ушах! Он учил меня плавать, давно, пять лет назад. Когда мы с ним отдыхали в Юрмале. Водичка там была прохладнее, чем здесь…

Я плыву, быстро, и пою беззвучно, про себя, только чтобы не думать про страшную глубину:

Алик Рабинович!

Я имею выйти.

Я имею выйти, вам говорат.

Вы мене тут замените…

Шаг впирод и две назад.

Да уж. Точно – «Я имею выйти, вам говорат».Немножко успокаиваюсь и ложусь на спину. Блин, дура ты, Лена Князева! Глубина – фигня! Черт, когда нас начнут искать?! Что с Антоном? Я не продержусь долго. Начинаю потихоньку кружится, искать  мужа.

Антошку я заметила одновременно с полоской земли и парой чахлых пальм. Антошка греб туда, и, наверное, он меня видел уже давно –  часто оглядывался и, кажется, махал мне. Я  вынырнула по пояс и отсалютовала ему двумя руками: вижу, плыву. Блин, все не так уж и страшно, в этой жизни со мной вообще ничего не может быть страшного. Это с другими, про которых в газете и интернете. С Леной Князевой никогда ничего не может быть плохого.

Впереди, хоть и далековато, все время была рыжая голова Антона. Почему он не вернулся, не подплыл ко мне?  Этому может быть одно объяснение: наверное, банки здорово его по плечу долбанули. Голова мужа все чаще и чаще пропадала за волнами, или мне это казалось?

Серый песок и кучи гниющей травы. Двух сортов: темно-бурой, в виде тоненьких-тоненьких ленточек, и зеленой, похожей на вату. Впрочем, эта зеленая, полежав на солнце, становилась  беловато-желтой. Все-таки, со мной случилось ужасное. Я лежу на песке, ноги и руки трясутся, как желе, в боку колет и жутко хочется пить. Антон в пятистах метрах от меня: при ближайшем рассмотрении, полоска земли разделилась на два крохотных островка. Меня снесло на другой остров. Антон доплыл еле-еле, последние метры даже не оглядывался на меня. Он рухнул на берегу и лежит ничком уже часа три, на солнцепеке. Я не знаю, жив ли он.

Допрыгалась ты, Лена.  До Антона не далеко, метров пятьсот. Но я вижу три черных треугольника. Два года назад я видела один такой черный, когда мы отдыхали в Шарм Эль Шейхе. Мужчине акула откусила ступню почти по колено. Хотя понтоны были рядом. Мы с друзьями-дайверами были на катере. Дайверы вытащили мужика. Наверное, чудом. Я помню потоки воды и крови на палубе, и как Антон закрывал мне глаза ладонью. Этот черный треугольник преследовал наш катер почти до самого причала.

Лена, ты получила то, чего хотела. Ведь ты хотела, Лена, развестись, и остаться одной, без опеки и нравоучений мужа. Без его бесконечных выговоров. Какая простая у нас была история. Мы защитили дипломы и поженились. Надо было зарабатывать деньги на квартиру, отдых, машину, мебель.  Сначала мы отдыхали в Юрмале, потом Шарм Эль Шейхе, потом на Тенерифе. Я возвращалась домой и говорила подругам:

– Обожаю черные пляжи Тенерифе…

Муж подписывал контракт за контрактом на платформе в Северном море. Сначала я с нетерпением ждала его после каждой вахты, а потом поймала себя на мысли: Господи, когда же он опять уедет, и я буду ходить с девчонками в сауну по пятницам, на боулинг в субботу и спокойно задерживаться на офисных сабантуйчиках в любой день недели… А потом Антон хлопнул по столу и сказал, что пора нормально жить, рожать детей и работать  на берегу. Тем более, что он стал болеть. Это  все было так странно.

И я поняла, что мы давно, давно чужие. Что Муж присутствует в моей жизни только в качестве инспектора. И финансиста. Если бы он сказал мне: Ленка, ешкина ты кошка, я больше не могу без тебя дышать, я не хочу больше по полгода жить без тебя, я умираю без тебя – я бы поняла. Но он, как огромный бульдозер, блестящий и новенький, с программным управлением, планировал свою жизнь (и заодно мою) – как стройплощадку. В этой жизни не было ни слова про любовь. Только  его подсчеты, что выгоднее взять кредит и купить дом за городом, чем вбабахивать все деньги в покупку сразу. Лучше вложить наличность в бумаги, а кредит оплачивать  с дивидендов. Я вообще не понимала, что он говорит. И сбегала к подружке.

Для спасения семьи Антон предпринял романтическое путешествие сроком на год. Контракт подписан на привычную для него платформу, только не на север. А в теплые моря. И еще – вместе с ним еду и я. Романтика. Замкнутое пространство, каюта на двоих, и моя лютая ненависть к нему.

А дальше – вообще стыд и срам. На день рождения босса, шотландца Айфрика, мы напились как поросята. На платформе сухой закон, но…  Шотландское виски для инженеров, мартини и бэйлис для очаровательной Хеллен (меня). Очаровательная Хэллен, после восьмого бокала мартини без маслин, повисла на Айфрике, и стала объяснять ему, чтобы он не смущался, что все ОК,  с мужем, мол, Хелена только друзья. Что, кстати, было чистой правдой уже семь месяцев. Когда я  стала уговаривать Айфрика пойти к нему (уверенная на все сто,  что Айфрик только об этом и мечтает), они с Антоном отволокли меня в нашу каюту. Скоты, еще заперли на ключ.  Мужская солидарность, блин. Я  сначала поплакала, потом уснула.  Приснились  мне роскошные, жаркие поцелуи и мужские руки, расстегивающие замок на джинсах.

Когда я сообразила, что это был не сон, было поздно. Меня целовал собственный ненавистный муж, впервые за семь месяцев. Молча, без слов, но так… и длилась эта сумасшедшая ночь бесконечно, не спали мы до утра. А потом этот скот ушел, молча, и смотрел днем на меня, как на мерзость какую. Это было два месяца назад.

А вот теперь я лежу на песке. Мне нужно было в аптеку. За тестами. И поэтому я залезла в перегруженный вертолет. Антон, безразличный, не замечающий меня, лояльный и индифферентный, как задвижка Ду 250, скорее бы удавился, чем вышвырнул меня из вертолета: ведь я могла подумать, что ему не все равно, что он, не дай Бог, ревнует к Стиву. Два придурка. Держись, малыш, мама с папой у тебя маленько придурковатые, но они больше не будут.

У меня на кожаном поясе, в кошельке, лежит пузырек с таблетками Антона. И еще пакетик с раскисшими леденцами. Они ему нужны, срочно. Я реву, реву, сморкаюсь и вытираю сопли соленой майкой. В голове крутится назойливая песенка:

Дамы, не шморкайтесь в занавески!

Это ж неприлично, вам говорят.

Это неприлично, не гигиенично

И не симпатично, вам говорят.

Черт. Я ВСПОМНИЛА!  За те короткие мгновения, пока Антон объяснял мне, идиотке, что надо прыгать, я СЛЫШАЛА,  под эти же строчки, как Стив  передавал координаты. И что ему отвечали, что на базе почти нет горючего для гидроплана, что  его хватит на две взлет-посадки . Значит, заберут либо Антона, либо меня.  Конечно, никаких «либо»: они в первую очередь начнут спасать женщину. Джентльмены. Если Антон жив, то речь идет о часах и минутах. У него нет времени.

Я делаю третий круг по острову, что я хочу тут найти? Выхода нет, Лена. И никто за тебя ничего не придумает и не сделает. За меня всегда отвечали другие люди. Сама по себе я ничего не стою. Грош мне цена. Вот она я, на песке под огромным небом. Нет вокруг меня никого и ничего, нечем заслониться, прикрыться, нечем оправдать свою никчемность.

– Господи, Боженька, помоги мне, Пресвятая Богородица, ты мать, ты женщина, помоги мне,  прошу тебя, заступись за моего не рожденного ребенка, спаси нас!

Падаю на кучу травы. Сил почти нет. Держись, мой  малыш, мы выберемся! Мама с тобой. Она придумает. А если не придумает – то просто поплывет через эти проклятые пятьсот метров, и руками растерзает этих акул. Я их сама загрызу. Мне есть за что бороться: за своего малыша и его отца. Я сама сейчас акула. Тоненький зеленый шнурочек в куче травы  перед глазами. Машинально вытягиваю – на шнурке деревянный, белый от соли крестик.

Я не то что бы атеистка, просто  всегда была слишком свободолюбивой. Меня не устраивало, что каждая религия предписывала, по каким правилам я должна верить. Мне не нужны были посредники между мной и моей верой. Наверное, только поэтому – это первый крестик в моей жизни.

Захожу в воду и зажмуриваю глаза: гребешки волн в свете заходящего солнца кажутся черными треугольниками акульих плавников. Не понять, где настоящие, а где –  фантомы. Внутри все леденеет, но я знаю – бояться нельзя, мой ужас передается малышу. Плыву так быстро, что раньше и думать не думала, что это возможно! Открываю глаза  проверить, не сбилась ли с курса, и снова зажмуриваю: я не хочу искать глазами страшные треугольники. А чтобы не думать про плавники акул, и не сбиться: вдох над водой, выдох – под,  задаю себе четкий ритм:

Э – то шко – ла Со -ло – мо -на Кля – ра,

Школа бальных танцев Вам говорат

Две шаги налево, две шаги направо

Шаг вперед и две назад

Спасибо тебе, Соломон Кляр... Я все же немного промахиваюсь - "две шаги направо", и до белой рубашки Антона ползу по песку. Он жив, жив. Шнурочек с крестиком снимаю с себя и одеваю на мужа. Достаю пластиковый патрончик, жую таблетку, разжимаю губы  Антона  своими и отдаю пережеванное лекарство.  Пичкаю его  липкими мокрыми леденцами,  обнимаю голову, боясь пошевелить черную,  распухшую, страшную руку. .

– Не плачь, Ешкина Кошка, ничего, все будет хорошо, я знаю.

Я верю ему, потому, что он всегда был прав. За нами прилетят, скоро утро, и главное – мы вместе, мы опять вместе.

46 коментарів до повідомлення: “Робинзон, конкурсный рассказ “Акула””

  1. ladybloger коментує:

    Великолепно написано! Хотя в этом конкурсе немало хороших работ, но редко кого я читала с таким упоением.
    Весьма весомое обоснования срочно перебраться на другой остров. Да и вся история в целом очень интересная. :)

    Удачи Вам в конкурсе! ;)

  2. Алиса коментує:

    Здорово! Желаю удачи!

  3. Арина коментує:

    Несмотря на мелкие трагические моменты, рассказ вызывает улыбку и одобрение… Курс верный. Так держать!

    • marina коментує:

      Трагические моменты – так акулы же… по условию конкурса вообще предлагалось целый авиарейс угробить. Рука не поднялась. Пришлось придумать платформу и ворюгу Стива (и то не ясно, погиб он или нет). Слово, оно, знаете ли, не так просто. Конечно, можно было написать весело и прикольно – само задание не оставляло другой возможности. Но я решила не искать легких и проторенных путей. Даже убрала из текста описание роскошного бюста, длинных загорелых ног и бикини. Добросовестно перенесла себя на остров и пыталась найти выход.

  4. Ludoedka коментує:

    Все, тушите свет! Зря урезала, тема сисек осталась нераскрыта. :) Чем болел-то Антон таком смертельным?

    • marina коментує:

      Да я тоже думаю – вернуть, что ли, пару сценок, где Леночка топлес загорала на платформе под слюнопускание команды и ворчание правоверной буфетчицы? Назло муженьку, чтоб он, наконец, ее заметил…

      Но я и так растянула, куда больше. Нету у меня ни братца,ни егойной сестры (краткости). Да и тема вообще не моя. А после прочтения твоей работы, легкой, яркой, блестящей – я поняла, что писать в таком,юморном, жанре бесполезно (а хотелось!): с тобой мне не конкурировать.

      Пришлось идти нудным и трудным путем: романтизм зубодробительный. Чтоб ему. Я ж его как-то не очень уважаю.

    • marina коментує:

      А болезнь – я, кажется, довольно прозрачно намекнула на диабет. Не в слишком тяжелой форме, без инсулиновой зависимости. Но на постоянном приеме препаратов. Отсутствие еды и привычной дозы таблеток в сочетании со стрессом, как понимаю, могло стать 100% причиной диабетической комы.

  5. Марика коментує:

    Я даже расстроилась, когда Елена поплыла на другой берег – все, это конец истории, и я не узнаю, что там было дальше :) Не буду желать удачи, чтобы не сглазить!

  6. Татьяна коментує:

    Великолепно! Спешила дочитать дочитала до конца, чтобы узнать, чем все это закончится!
    Если бы мой голос решал что-то в этом конкурсе, то он был бы за этот рассказ!

  7. Максим Федоров коментує:

    Зря вы так, Марина на романтизм накинулись :) У вас очень хорошо получилось. Наверное потому, что вы его не очень-то любите, судя по всему. Мне ваш рассказ очень понравился. Это очень хорошо, когда читаются характеры и судьбы героев.
    (я тут, похоже на девичник попал).

  8. marina коментує:

    Да нет, романтизм с большой буквы – это очень даже. А вот такой, голливудский – брррррр. Пальмы, акулы, океан – одним словом, “ванильный нафталин”. Ну,как смогла, так и “очеловечила”.

    А чем Вам девичник не угодил? Да Вы знаете, какие здесь деФФФочки? Мы все можем! Например, у меня специализация – романтические истории (как я на них не ворчу), и Формула-1: http://nasha-f1.com/. Только ник другой там у меня немножко :)). Других секретов “девичника” раскрыть не могу – тайны не мои!

  9. Олег коментує:

    Интересненько… меня удивляет энергия, с которой вы пишите довольно длинные рассказы спостепенным раскрытием истины, у меня так не получается, мне дай начало, суть и развязку! А у вас – не то чтобы просто перебраться, а во имя спасения… круто! И не слушайте претензий – это конкурс, и каждый имеет право на свою идею!

    • marina коментує:

      Спасибо! Претензий пока не было… или я что-то пропустила?!

      • Олег коментує:

        Так они будут…всегда бывают…(ессчестно, я статью читал, а отзывы – не очень)

        • marina коментує:

          :)) Пока хвалят. Но мне не привыкать и к другому! Бывала бита, и неоднократно. За битых, как известно, дают парочку небитых.

          У меня был случай, когда написала рассказ на конкурс, а он там ДАЖЕ одного коммента не получил. Даже ругательного. Ну, вообще никакого, словно пустое место. Жуть. А на другом конкурсе занял первое место.

        • marina коментує:

          Кстати, мужу рассказ тоже не понравился. Не нравится вам, мужчинам, когда женщины вас спасают, а не наоборот.

          • Максим Федоров коментує:

            Нет, мне очень понравилось, когда меня жена однажды спасла, но только очнулся я уже в больнице не помню на какие сутки. Честно говорю – очень рад, что спасла!!!
            Мне и рассказ понравился поэтому – знаю, что такое может быть.
            А девушки у вас тут действительно ого-го:)

            • marina коментує:

              Спасибо! Да, мы, девушки, такие! И в горящий офис, и джип на лету остановим. Правда, потом должны поныть на плече Любимого и пожаловаться на свою слабость. Кстати, это правда. В обычной жизни – мы слабые и беззащитные. Только в экстремальных случаях, при достаточной мотивации, женщины ДЕЙСТВИТЕЛЬНО способны на чудеса. Даже акулу загрызть, если надо. Кто не верит – подходи…

  10. Антарей коментує:

    Так от акул как спаслась-то? Что, опять крестиком?

    • marina коментує:

      1. “ОПЯТЬ крестиком…”. Я так поняла, уже есть работы с “крестиком”? Знаете, я прочла несколько работ, чудесных, великолепных, и сказала себе: СТОП. Читать буду, когда напишу свою историю, чтобы не попасть в плен (или анти-плен) написанного.

      2. Как спаслась от акул? Надо полагаться на себя и свои силы, а не уповать на ноутбук-Интернет-тостер-элетрошокер и источник инфразвука. Я читала, что один австралийский австралийский надавал акуле по морде обломками серфа. Спасся. А крестик… как там у классика:”Есть многое в природе, друг Горацио, Что мы пока не в силах объяснить…”

      3. С точки зрения “вещевого решения вопроса” мой рассказ – полный ноль. Сознательно на это пошла. Крестик и человеческий потенциал я поставила ВЫШЕ дубинок и источников инфразвука.

  11. Алеся коментує:

    БЛЕСК!!! КЛАСС!!! ЗДОРОВО!!! СУПЕР!!!
    Про крестик, конечно, банально, но ну ее, эту оригинальность, к черту! Главное, что сам рассказ захватывающий, реалистичный. Потрясающе!
    Если не секрет, сколько своих книг Вы уже опубликовали? Подскажите приличное издательство, пожалуйста.

    • marina коментує:

      Спасибо! Я всегда думала, что ТАКИЕ комментарии пишут только близкие друзья автора.

      А на счет издательств – увы. Сама ищу!

      • Алеся коментує:

        Маруся, подскажите, как записаться в Ваши постоянные читатели, что-то никак не найду нужного окошка.

        • marina коментує:

          ОЙ….Сейчас займусь этим вопросом! Во всех его видах! И встречный вопрос к Вам: Ну ладно, кнопочку “крутяк” я кликнула, а комментарии где можно ваять?

          • Алеся коментує:

            Окошко отзывов должно было быть внизу, после поста. У меня выскакивает, попробуйте еще раз кликнуть на ссылку, может, появится.

  12. Антарей коментує:

    Я так понял, на вашем блоге жесткая модерация комментариев? И подписка на ответы что-то не сработала:(
    Вроде и галочку поставил…

    • marina коментує:

      Никакой жесткой модерации, Господь с Вами! Почему вы так решили? Все, кроме спама, я выкладываю (и чем хуже, с тем бОльшим удовольствием). У меня, правда, сегодня были проблемы с кроссбраузерностью, только устранили. Надеюсь, и остальные недочеты должны исчезнуть.

    • marina коментує:

      Лан, хватит девушке зубы заговаривать “Жесткой модерацией”.
      Где конфеты?!

  13. Антарей коментує:

    Я ж кажу: куда слать? (Слать конфеты, в смысле)

    • marina коментує:

      Ой… и правда, некуда… я привыкла – в чат или на форум можно притащить картинку с конфетами. А здесь негде. Тогда – до встречи в каком-нибудь чате ?!

  14. Антарей коментує:

    Под Модерацией имел в виду публикацию после одобрения админа блога, то есть вас. Привык видеть свои коменты сразу, немного раздражает, что мои буквы улетают вникуда как бы

  15. marina коментує:

    Спамеры замучали. Вынужденная мера, увы.

  16. Алеся коментує:

    Маруся, я так и не нашла, где тут у вас в цари записывают. Ой, то есть в постоянные читатели! :)))

    • marina коментує:

      Я в тот же день сделала два прибамбаса на подписку: есть окошко в конце каждого поста (перед комментариями) “Подписка на рассылку блога ЗДЕСЬ!”, и на сайд-баре, под Инфом Марусей, большая темно-зеленая кнопка “ПОДПИСКА”. И те две кнопочки, которые были раньше, тоже остались: в самом верху страницы, там, где кленовый лист, две оранжевые кнопки: “e-mail подписка” и “RSS подписка”.

      • Алеся коментує:

        Подписка – это другое, я уже подписалась. А постоянный читатель – это несколько другое. Ну, да не проблема, я все равно буду получать уведомления о новинках на Вашем блоге. Спасибо за внимание :)))

  17. Ирина коментує:

    Марина,мне понравился твой рассказ! Любовь,романтика,переживания и счастливый конец(почти).Читая, я даже не заметила, что он закончился, а хочется продолжения. Надеюсь в конкурсе ты будешь лучшей!

  18. Ёшкина кошка коментує:

    Ух какой рассказ, аж кровь стынет))Умничка ты, Маруся)

    • marina коментує:

      Просто груз с души. Я боялась нареканий с твоей стороны за плагиат!!! Так мне нравится твоя “Ёшкина кошка”…

  19. Brierbsic коментує:

    У моего друга Павел как такой же едва

  20. marina коментує:

    Что-то не очень понятно…

  21. Антарей коментує:

    Маруся, что это с вами??? Я насчет вашего комента

    • marina коментує:

      Стечение обстоятельств и совокупность негативных факторов оказались мне не под силу. Чего-то звезды сложились не очень. И тут еще конкурс. Вернее, так: провал в конкурсе, а тут еще и звезды не очень …

      Что объясняет бабскую истерику, но не оправдывает. Но я еще подумаю над ситуацией. Хотя – что тут думать. Все понятно.

      Мы, Маруси, живучи, хитры и изворотливы (а не только ехидны, аки змеи подколодные). Пойду, вытру сопли и напишу еще один рассказ еще на один конкурс. Пошли? Я, кажется, опять “беременна” рассказом, чудесным, настоящим, не “глянцевым”.
      http://blog.imhonet.ru/community/1707/?auth_hash=7a0f4edddbf872f51e6fd7010ba976b0

  22. aburrymub коментує:

    Рисунков только добавляйте и все будет тип топ

Написати коментар